Банк «Югра» оказался в эпицентре конфликта

Банк «Югра» оказался в эпицентре конфликта, связанного с вероятными мошенничеством в отношении госактива и обналичиванием средств со счетов финансовой структуры. Подконтрольный правительству ХМАО-Югры «Северречфлот» заподозрил банк в сомнительных операциях на десятки миллионов рублей. Как считают представители югорской организации, фиктивные ООО-шки через расчетные счета кредитного учреждения «способствовали выводу средств контрагента компании  – ПСК «Ударник». Параллельно госактив пытается привлечь к уголовной ответственности и вероятных выгодоприобретателей «сомнительных сделок», вернуть причитающиеся бюджету средства. Между тем банкиры в приватных разговорах поясняют, что «без своего человека в финструктуре такие схемы вряд ли возможны», поскольку регулятор серьезно закрутил гайки в рамках «антиотмывочного» законодательства, и любые операции, вызывающие сомнения, проходят несколько стадий проверки. Финансовые аналитики, в свою очередь, указывают, что банк «Югра» традиционно вызывает интерес у регулятора «из-за весьма спорной модели построения бизнеса».

В Ханты-Мансийском автономном округе разгорается конфликт, связанный с вероятными мошенничеством в отношении госактива и дальнейшим выводом средств через ПАО «Банк «Югра». Как стало известно «Правде УрФО», компания «Северречфлот», принадлежащая правительству округа, пытается добиться возбуждения уголовного дела в отношении экс-руководителя своего контрагента – ООО «ПСК «Ударник».Организация обратилась в прокуратуру ХМАО-Югры с просьбой отменить решение УМВД по Сургуту «об отказе в возбуждении уголовного дела» и взять ситуацию на контроль. Ранее «Северречфлот» в заявлении в правоохранительные органы указывал на «мошенничество, подделку документов и фиктивные сделки, вероятно, совершенные руководством контрагента».

Речь идет о контракте госактива с ООО «ПСК «Ударник» на поставку более 32 тыс. тонн песка. Согласно документам Арбитражного суда ХМАО-Югры, товар сургутской компании передан в срок, но расплатилась она за него лишь частично, и после этого «Ударник» ушел в банкротство. Как установил временный управляющий, к этому моменту у предприятия не осталось имущества, хотя в 2012 году, согласно бухгалтерской отчетности, валюта баланса должника составляла 78,3 млн рублей, в том числе основные средства – 19, 9 млн, а дебиторская задолженность – 33 млн рублей.

Наиболее четко работу организации характеризуют показания ее руководителей, полученные УМВД по Сургуту, куда также обратился временный управляющий. По данным Восьмого арбитражного апелляционного суда, руководителем ПСК с 2010 по 2013 был Виталий Юрьев. С 2013 до момента банкротства – Джафарли Фарид Фамиль Оглы. Как заявил в ходе опросов Юрьев, в 2013 году он решил продать бизнес. Единственным покупателем стал новый руководитель.

После заключения сделки Юрьев, согласно данным опроса, передал всю документацию строительной компании «каким-то людям», приехавшим от имени нового собственника. По его словам, передача происходила без составления актов, документы были просто упакованы в картонные коробки, которые он отдал «неизвестным». Джафарли Фарид Фамиль Оглы, в свою очередь, заявил, что лица, отправленные им за документами, были ему не знакомы. В ходе передачи вся бухгалтерия оказалась утеряна. Также новый собственник пояснил, что с 2014 года никакой отчетности компании он не предоставлял в налоговую, поскольку «не знает и не умеет это делать». Отметим, что УМВД России по Сургуту отказалось возбуждать уголовное дело по заявлению временного управляющего, однако ему удалось привлечь руководителей ПСК к субсидиарной ответственности.

Впрочем, в «Северречфлоте» считают, что ООО «ПСК «Ударник» имело все возможности рассчитаться с предприятием и, как говорится в обращении на имя прокурора ХМАО-Югры, «умышленно этого не делало, осуществляло вывод денежных средств под бестоварные операции, а активы общества были переведены во вновь созданную структуру».

Дополнительный резонанс этой истории придает участие в ней крупной финансовой структуры – ПАО «Банк «Югра» (52,5% подконтрольно бизнесмену из списка Forbes Алексею Хотину). Представители правительственной компании подозревают, что через счета кредитного учреждения производился вывод средств ООО «ПСК «Ударник». Как говорится в заявлении компании «Северречфлот» в Центральный Банк России (копия обращения имеется в распоряжении редакции), деньги ООО «ПСК «Ударник» перечислялись ООО «Монви» и «РТМ-Бизнес», расчетные счета которых открыты в филиале банка «Югра» в Санкт-Петербурге.

«Как выяснилось в ходе проверки, эти фирмы являются фиктивными, и через них руководство ООО «ПСК «Ударник» осуществляло вывод и обналичивание денежных средств на сумму более 70 млн рублей. Что примечательно, сотрудники полиции установили, что директор и учредитель ООО «Монви» умер в 2012 году, и остается непонятным, кем и на каких основаниях были получены денежные средства с расчетного счета компании в филиале банка «Югра». В связи с этим мы и обратились в Центральный Банк», – пояснил представитель компании «Северречфлот».

Отметим, что регулятор уже отреагировал на сообщение компании. Как говорится в ответе Центробанка РФ, банк «Югра» отчитался, что соблюдал все процедуры идентификации своих клиентов ООО «Монви» и «РТМ-Бизнес». При этом «Северречфлоту» было предложено при необходимости обратиться в суд и правоохранительные органы. Также в ответе регулятора подчеркнуто, что озвученная представителями госактива информация будет принята к сведению при дальнейшей надзорной деятельности.

В приватных разговорах банкиры указывают, что «такие или похожие манипуляции со средствами «вряд ли возможны без своего человека в банке», поскольку ЦБ серьезно закрутил гайки в рамках «антиотмывочного» законодательства, и теперь любые операции, вызывающие сомнения, проходят несколько стадий проверки. Банковские аналитики, в свою очередь, отмечают, что построение бизнеса финструктуры «уже не раз вызывало вопросы у профсообщества и ЦБ».

Последнюю волну обсуждений финансовой устойчивости «Югры» спровоцировали многомиллиардные убытки, полученные кредитным учреждением по итогам двух кварталов 2016 года. Собеседники издания среди банкиров, пожелавшие общаться в «закрытом режиме», тогда отмечали, что в связи с масштабным реформированием надзорного блока «к финучреждению могут возникнуть новые вопросы».

Источник: Pravdaurfo.ru